Как научить ребенка читать? Обзор методик обучения чтению

Как научить ребенка читать? Обзор методик обучения чтению

Раньше все было гораздо проще – был синий букварь с огромной оранжевой буквой А на обложке, и миллионы мальчиков и девочек (кто в три, кто в пять, кто в семь лет) осваивали по нему бессмертные тексты про маму, которая мыла раму. Но вот эти мальчики и девочки  выросли и сами стали родителями. И тут-то выяснилось, что времена изменились. И появились самые разнообразные способы, позволяющие научить ребенка читать. Глаза разбегаются – карточки Домана, кубики Зайцева, шершавые буквы Марии Монтессори, методика Тюленева, которая обещает научить ребенка «читать раньше, чем ходить»… И молодые родители, боясь «не успеть», мечутся от одной методики к другой, от одного специалиста к другому. В методическом «компоте» мечется вместе с родителями и ребенок.

Многочисленные методики обучения чтению можно условно разделить на несколько групп.

Азбуки

В этом методе каждая буква подкреплена опорной мнемонической картинкой: А – аист, Б – барабан и т.д. Для запоминания букв этот метод неплох. Но для чтения никуда не годится. Допустим, кроха усвоит, что М – это буква медведя, а А – буква аиста. Но почему тогда из последовательного чередования медведей и аистов получается слово МАМА?

По этой же причине нельзя учить малыша названиям букв: «эм», «дэ», «эр» и т.д. Легко ли потом из сочетания «ка-эн-и-гэ-а» получить слово «книга»?

Буквари

Традиционный способ обучения. Буквари могут различаться самыми разнообразными картинками и героями, однако общий принцип букваря заключается в том, что ребенок учится соединять отдельные звуки в слоги, а слоги – в слова. В букваре даются последовательные упражнения на различные сочетания согласного и гласного: ма-ам, мо-ом, му-ум и т.д.

Собственно говоря, это сочетание – изобретение далеко не наших дней. Раньше его называли складом, и дети специально заучивали наизусть: «Буки» «Аз» есть «БА», «Веди» «Аз» есть «ВА»… Всего таких складов в русском языке насчитывается около двух сотен.

«Правильный» букварь не должен сначала представлять ребенку все буквы алфавита, а уж потом показывать, как они соединяются друг с другом. Гораздо лучше, если эти процессы идут параллельно, ведь даже из двух пар гласных и согласных можно «сложить» множество различных сочетаний. В этом «складывании» и заключается процесс чтения.

Удивительно, но большинство родителей и педагогов, попробовав по очереди все новомодные методики, так или иначе возвращаются к старому букварному принципу. Конечно, он не такой эффектный и легкий, но зато он дает возможность самому ребенку сделать очень важный шаг: соединить буквы в склад, а склады – в слова. Этот принцип хорошо подходит для правшей, с доминирующим левым полушарием (именно оно «отвечает» за аналитические навыки).

Метод целых слов

Его придумал американский ученый Глен Доман. В своем Институте Развития Ребенка в Филадельфии Доман он проводил множество экспериментов, суть которых сводилась к следующему. Младенцам, начиная с двухмесячного возраста, когда у них начинает фокусироваться взгляд, в быстром темпе показывали различные карточки, на которых были изображены слова и предложения. Во время показа педагог или мама читали надписи на карточках. Сначала такие «уроки» длились 5-10 минут, потом их продолжительность постепенно увеличивалась. Ребенок таким образом запоминал слово целиком.

Надо заметить, что методика строжайшим образом определяла размер букв, карточек, объем информации. Многие родители, заразившись энтузиазмом Домана, с воодушевлением писали по ночам несметное количество карточек, а днем показывали их ребенку. Однако постепенно интерес к карточкам у ребенка угасал; пропадал и родительский энтузиазм, а в неудаче они винили только себя: отступили, дескать, от методических канонов.

Этот метод неплохо подходит для английского языка, где практически отсутствует система склонения и спряжения, но весьма проблематичен для русского языка с его разветвленной и сложной системой окончаний. Если ребенок запомнил слово «стол», то форму «стола», «столом» и пр. придется запоминать отдельно. Нередко дети в подобных случаях и вовсе игнорируют окончания, пытаясь произнести их наугад.

Кубики Зайцева

О них не слышал у нас только глухой.

Петербургский педагог Н.А.Зайцев придумал поместить склады на кубики и таблицы. Несмотря на невысокую стоимость исходных материалов комплект из картонных разверсток для кубиков, учебного пособия, таблиц-плакатов и аудиокассеты стоит довольно дорого – в среднем около тысячи рублей. При этом их еще нужно склеить, заполнить разными наполнителями: деревянными палочками, металлическими крышечками (набор таких крышечек уже продается отдельно) или звенящими колокольчиками. Впрочем, есть и «готовый», склеенный комплект. Стоит, правда, дороже, но для любимого чада ничего не жалко. За что же платит «продвинутый родитель»?

Плюс этой методики заключается в том, что ребенок в игровой форме сразу запоминает склад, сочетание букв. Как и глобальное чтение, методика Зайцева больше подходит для левшей, которые легче воспринимают слово или склад целиком, и аналитические навыки – их ахиллесова пята. То же самое касается детишек с нарушениями в эмоциональной сфере, аутистичными чертами характера.

Но, как это часто бывает, плюс в некоторых случаях становится минусом. Понять, как одна буква соединяется, сливается с другой – это значит, сделать некое открытие. Зайцев лишает ребенка возможности самому прийти к этому открытию, сразу предлагая готовый склад.

К чему это приводит? Логопеды и дефектологи говорят о том, что дети, выучившиеся читать «по Зайцеву» часто «проглатывают» окончания, не могут разобраться в составе слова (ведь они привыкли делить его исключительно на склады, и никак иначе).

Н.А.Зайцев ставит своей задачей показать ребенку лишь те сочетания букв, которые принципиально возможны в русском языке. Так, например, в его системе нет сочетаний ШЫ или ЖЫ, не различаются по мягкости / твердости Ж и ЖЬ (нож и рожь), именно поэтому не существует маленького кубика ЖЮ-ЖЁ-ЖЯ-ЖЕ-ЖИ-ЖЬ. Есть лишь «башня» ЖУ-ЖО(ЖЁ)-ЖА-ЖЕ-ЖИ-Ж(ЖЬ). Но принцип этот проводится, увы, непоследовательно, хотя декларируется, что «науки и настоящего анализа, связи фонетики с грамматикой и орфографией в наших кубиках и таблицах больше, чем во всех вместе взятых школьных фонетических материалах» (цитата из «Учебника для родителей, воспитателей, учителей», с. 13).

Посмотрите, на всех кубиках есть сочетания согласного с гласной Э (БЭ, ВЭ, ГЭ и т.д.). Значит, ребенок привыкает к этому сочетанию как к вполне возможному в языке. Между тем, это сочетание возможно лишь в очень немногочисленных исключениях.

По системе Зайцева, сочетания твердых и мягких согласных со звуком [э] должны различаться на письме: ФЭ и ФЕ. Эти сочетания есть во всех кубиках, таблицах, пособии «Читай и пой». Вполне закономерно ребенок будет считать, что нужно писать кафэ и кофе.

И в самом деле, в русском языке почти нет слов, в которых буква Э пишется после согласного (кроме сэр, мэр, пэр, удэ, пленэр, хотя последнее слово в современной печати иногда пишется и через е). Значит, каждое слово, в котором есть сочетание твердого согласного со звуком [э] нам придется отдельно объяснять и пресекать попытки ребенка написать такое слово через Э, а ведь этих слов подавляющее большинство, например, купе, теннис, шоссе и т.д.

МИР (система максимально раннего развития) Павла Тюленева

Эта методика заслуживает отдельного упоминания. Ее автор считает, что складывать буквы в слова любой нормальный ребенок сможет уже к году, а бегло читать – к двум годам. Для этого МИР предполагает с рождения показывать ребенку карточки с буквами, озвучивать их, не допуская, чтобы в поле его зрения, Боже избавь, попали  другие предметы. «Первым делом, – говорит г-н Тюленев, – буквы. А остальные игрушки – потом». Вы можете представить себе такую ситуацию для младенца? Лично я – нет.

Таким образом, предлагается пропустить в развитии ребенка не одну, а сразу две стадии – сенсорно-моторную (от рождения до 2 лет) и образную (дооперациональнe. – от 2 до 7 лет). Что нам законы природы? Как говорила героиня одной детской сказки, «я издам новый закон природы». К сожалению или к счастью, это еще никому не удавалось.

«Это учеба и игра!»

Без игрового момента маленького ребенка нельзя научить чему бы то ни было. Если дошкольный педагог усаживает малышей за парты и ведет себя с ними точно так же, как школьная учительница, это плохой педагог. Хороший педагог придумает массу игр: то у него белочка кубик принесет, то он паровоз из букв построит вместе с ребенком, то устроит магазин, где будут «продаваться» товары только на определенную букву. Иначе ребенок и заниматься-то не будет, встанет и уйдет. Да и родители, развивающие свое сокровище по той или иной методике, твердо убеждены, что они играют с ребенком. Однако это совсем не та игра, которая сейчас больше всего нужна малышу.